Учение о Евхаристии

(продолжаем тему)

Далее раскрывая тайны психологических типов, Юнг (в главе 3) переходит к истории раннего средневековья, и рисует перед очами читателя образ недалекого интеллектуально, но весьма набожного «настоятеля монастыря Пасхазия Радберта, который в середине IX века обнародовал свой труд, в котором он является представителем учения о пресуществлении, утверждающего, что во время причастия вино и хлеб превращаются в истинную кровь и плоть Христову».

Действительно, был такой, кстати святой, Пасхазий Радберт (ок. 785 — 865), благочестивый аббат эпохи Каролингов, который написал в свое время труд «De sanguine et corpore Christi», который вероятнее всего произвел определенное влияния на свою эпоху, и возбудил некоторые споры на эту тему (с монахом по имени Ратрамн, из того же монастыря, о котором упоминает и Юнг).

Однако Юнг утверждает, что Радберт не просто был сторонником «пресуществления» («…такое понимание стало, как известно, догматом, по которому превращение совершается vere, realiter, substantialiter (в истине, в действительности, в теле), в том смысле, что хотя случайные признаки вещей (accidentia), как хлеб и вино, сохраняют свой внешний вид, однако в сущности своей (essentia) они есть настоящая плоть и кровь Христа»). Он утверждает, что Радберт был творцом такого понимания таинства Евхаристии! «Успех выпал на долю Радберта, - пишет Юнг – который, хотя мыслить и не умел, но зато "пресуществил" символическое и значимое, и довел его до грубой чувственной осязаемости, очевидно, потому, что чувствовал дух своего времени, требовавший конкретизации религиозных переживаний».

Возникает справедливый вопрос, во что же тогда верили христиане перед Радбертом, когда совершали таинство Евхаристии и принимали святое Причастие? Может быть, просто не задумывались над этим? И действительно, зачем христианам думать, ведь у них есть вера…  read


1 комментарий: